ВОПРОСЫ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА И ЭКОНОМИКИ


УДК 332.1


В. И. Карпунин,
кандидат экономических наук,
доцент, Московский государственный
институт международных отношений
(Университет) МИД России, Московский
финансово-промышленный университет
«Синергия». Москва, Россия;
е-mail: vikarpunin@mail.ru
Т. С. Новашина,
кандидат экономических наук, доцент,
заведующая кафедрой стратегического
и банковского менеджмента, Московский
финансово-промышленный университет
«Синергия». Заслуженный работник
высшего образования Российской
Федерации. Москва, Россия;
е-mail: TNovashina@mfpa.ru
А. С. Сироткин,
аспирант, преподаватель кафедры
стратегического и банковского
менеджмента, Московский финансово-
промышленный университет
«Синергия». Москва, Россия;
е-mail: sirotkinmfpa@mail.ru
Формирование финансовых
механизмов развития
водной отрасли России
на основе резервной
залоговой системы

Аннотация

Цель работы. В связи с необходимостью безотлагательного и кардинального решения проблем нехват- ки в мире водных ресурсов авторы представили концепцию формирования финансовых механизмов разви- тия водной отрасли России, основанную на новой парадигме управления национальным хозяйством.

Материалы и методы. В статье изложена новая парадигма управления национальным богатством, ме- тодология формирования финансовых механизмов развития регионов, в том числе механизмов развития водной отрасли стран ЕврАзЭС, условия формирования общего рынка капиталов как основы создания еди- ного рыночного пространства стран ЕврАзЭС.

Результат. Предложенные принципы формирования и реализации государственной финансово-тариф- ной политики, финансовые механизмы развития водной отрасли России значительно снизят глобальные ре- сурсные риски и обеспечат нормальное функционирование водной отрасли.

Заключение. Результаты проведенного авторами исследования могут быть использованы федеральными и региональными органами власти при организации эффективной системы распоряжения водными ресурсами.

Ключевые слова: резервная залоговая система, ипотечные залоговые фонды развития, национальное богатство, финансовые механизмы.


Финансовый кризис исчерпал возможности мировой экономики для борьбы с потрясениями. Частота возникновения и серьезность рисков для глобальной стабильности повысились, а возможности систем глобального управления, позволяющие бороться с ними, – нет. «Системы XX века не способны управлять рисками XXI века, нам необходимы новые сетевые системы для выявления и устранения глобальных рисков до того, как они перерастут в глобальные кризисы». Такие выводы содержатся в исследовании «Глобальные риски – 2011», подготовленном экспертами Всемирного экономического форума. Среди глобальных рисков выделены три ключевые группы риска, которые и создадут, полагают эксперты, серьезные проблемы в предстоящее десятилетие. Это макроэкономические риски, учитывая, что в основе глобального финансового кризиса лежали долгосрочные структурные недостатки мировой экономики, ресурсные ограничения роста, касающиеся воды, продовольствия и энергии, и нелегальная экономика.

Мы коснемся одного из видов глобального риска – риска ресурсного ограничения. В данной группе рисков риски, связанные с водообеспеченностью населения и экономики, особенно велики в силу проблем, сложившихся с водными ресурсами в мире и в частности в России. В связи с необходимостью безотлагательного и кардинального решения «водных» проблем авторы представили концепцию формирования финансовых механизмов развития водной отрасли России, основанную на новой парадигме управления национальным хозяйством.

Есть все основания полагать, что к середине XXI в. вода станет стратегическим ограниченным ресурсом и Россия благодаря величине своих запасов пресной воды, которые составляют почти четверть мировых (22%), может стать одним из главных поставщиков и держателем питьевой воды в мире. Тем не менее, имея значительные водные запасы, наша страна не в состоянии сегодня грамотно распоряжаться ими. По данным Минприроды, в России расход воды на единицу ВВП практически в полтора раза выше, чем в Белоруссии, вдвое больше, чем в США, и в четыре раза больше, чем в Германии.

Среднестатистический россиянин на коммунально­бытовые и хозяйственно­питьевые нужды расходует 184 литра воды в сутки. Однако для питья и приготовления пищи требуется порядка 3–4 литров. В России положение в области обеспечения населения чистой водой достигло критического уровня и составляет реальную угрозу для развития национальной экономики и общества. В настоящее время все сильнее увеличивается степень истощения основных водных резервуаров в местах сосредоточения населения и промышленности. Эта ситуация может привести к тому, что через 10–20 лет нехватка воды может создать серьезные проблемы для развития и роста основных промышленных центров Российской Федерации. Тогда идея властей о возможности экспорта в ближайшем будущем российской пресной воды, которая может стать третьей по объему приносимых доходов после нефти и газа, останется лишь неосуществимой мечтой. Поэтому сегодня необходимо комплексное решение по реформированию водной отрасли России и в первую очередь водно­коммунального хозяйства (ВКХ), так как именно от его состояния зависит здоровье и продолжительность жизни наших и, возможно, в ближайшем будущем граждан приграничных государств.

Текущее состояние ВКХ представляет собой противоречивый комплекс взаимосвязанных проблем, которые возникли по причине безответственного государственного управления1, отсутствия эффективных финансовых механизмов инвестирования и адекватного контроля данного сектора экономики. Данные причины нельзя рассматривать независимо друг от друга, так как восстановление водно­коммунального хозяйства зависит от способов и условий привлечения финансовых ресурсов, которые должны обязательно сопровождаться государственной поддержкой и надежной системой распределения и контроля данных ресурсов.

Создание условий для устойчивого развития предприятий ВКХ и достижение цели долгосрочной безопасности питьевого водоснабжения невозможно без адекватной государственной финансово­тарифной политики, в которой присутствует две компоненты.

Первая компонента – государственная финансовая политика. Для модернизации и развития отрасли требуется привлечение весьма значительных финансовых ресурсов. Базовым источником их формирования могут стать, по мнению авторов, региональные «Залоговые фонды развития». В свое время была предложена и обоснована новая парадигма управления национальным хозяйством на основе построения (формирования) «резервной залоговой системы» [1, 2, 3]. Именно национальная Резервная залоговая система (РЗС) с ее фундаментальной, ключевой компонентой – региональными Ипотечными залоговыми фондами развития (ИЗФР) – может стать мощным источником инвестиционных ресурсов для системной модернизации водной отрасли России.

Каковы цели и задачи ее создания? В контексте поставленной проблемы остановимся только на одной из целей, а именно: формировании механизмов капитализации национального богатства. Базисный блок, составляющий материальную основу функционирования РЗС, представляет собой залоговую систему развития. Залоговая система формируется на основе интеграции национальных (региональных, федеральных) активов региональных ИЗФР. Регион рассматривается как экономико­географическое понятие. Федерация2 рассматривается как экономико­политическое понятие, как объединение регионов в правовой форме субъектов Федерации.

Правомочия, составляющие право государственной собственности на различного рода объекты национального богатства: владение, пользование и распоряжение ими в пределах территории Российской Федерации, к примеру, на недра (в том числе подземные воды), определяются между Федерацией и ее субъектами исходя из действующих норм федерального законодательства и осуществляются совместно Российской Федерацией и ее субъектами. Государственное регулирование отношений недропользования осуществляется посредством управления, лицензирования, учета и контроля, принятия нормативных актов.

Региональные Ипотечные залоговые фонды развития формируются на основе той части национального богатства, которое имманентно присуще данной территории, являясь, с одной стороны, неотъемлемой природной средой расселения и обитания населения региона, с другой – плодом рукотворной деятельности человека.

Активы (вся совокупность элементов национального богатства) региональных ипотечных залоговых фондов развития, в отличие от активов «традиционных» залоговых фондов (они сформированы в ряде регионов), выполняющих, как правило, роль прямых (или опосредованных через поручительство) залогов, выполняют функцию интегрального показателя «инвестиционной емкости» региона. Основные функции, которые обеспечивает залоговая система:

– инвентаризация, консолидация, интеграция национальных активов;

– учет, оценка, хранение как резерва;

– запуск в экономический оборот как ресурса.

Нельзя не отметить, что важными компонентами РЗС должны стать: Евразийский финансовый дом, Национальная проектная система и Евразийский открытый университет3.

Основные функции, которые призван выполнять Евразийский финансовый дом: секьюритизация активов региональных Ипотечных залоговых фондов развития; капитализация активов региональных Ипотечных залоговых фондов развития; внедрение и реализация безинфляционного финансового механизма функционирования экономики регионов; реализация механизмов демпфирования (поглощения) финансовых рисков; управление рисками ликвидности системы; реализация механизмов бюджетирования (финансирования) инвестиционных проектов; реализация механизмов финансирования текущей деятельности РЗС.

Национальная проектная система. Основные функции: экспертиза, оценка, подготовка, реализация, обеспечение эффективного функционирования региональных, национальных и международных проектов и программ.

Евразийский открытый университет. Основные функции: проектная подготовка высококвалифицированных специалистов и управленцев; проектная переподготовка высококвалифицированных специалистов и управленцев, призванных обеспечить устойчивое функционирование НРС.

Авторы полагают, что началом функционирования РЗС может и должна стать реализация пилотного проекта по созданию на базе нескольких регионов Российской Федерации Залоговой системы развития. Его цель: запуск финансовых механизмов финансирования водной отрасли России. Задачи, стоящие перед пилотным проектом: разработка механизма формирования и функционирования Резервной залоговой системы.

1. Первостепенные задачи:

– учет, оценка, хранение активов;

– инвентаризация национальных (региональных) активов;

– консолидация, интеграция национальных (федеральных, региональных) активов;

– учет, оценка;

– хранение как резерва.

2. Формирование и обеспечение функционирования Регионального залогового фонда развития (Фонд существует как интегрированный комплекс юридических прав на активы – не юридическое лицо).

3. Организация финансирования региональных (межрегиональных) инвестиционных программ и проектов:

– запуск в экономический оборот как ресурса;

– проектирование финансовых инструментов;

– секьюритизация активов региональных ипотечных залоговых фондов развития;

– организация эмиссия финансовых инструментов;

– реализация механизмов бюджетирования (финансирования) инвестиционных проектов;

– обеспечение контроля движения денежных средств;

– реализация механизмов демпфирования (поглощения) финансовых рисков;

– управление рисками ликвидности;

– обеспечение погашения долговых обязательств…

По мере реализации пилотного проекта по формированию и запуску финансовых механизмов финансирования водной отрасли России могут быть созданы, что особенно важно, необходимые предпосылки для функционирования национальной РЗС, обеспечивающей финансирование всего комплекса проектных решений – реализацию социально значимых региональных, межрегиональных, национальных, международных проектов и программ. Проектируя РЗС, мы, выделяя ее основные институты, должны обозначить основные функции, выполняемые ключевыми институтами системы.

Резервная залоговая система включает:

1. Совокупность (сеть) региональных ипотечных залоговых фондов развития. Фонды формируются на основе региональных, федеральных (национальных) активов. Функции, которые выполняют фонды:

– владение;

– интеграция региональных (национальных) активов;

– учет, оценка, хранение как резерва;

– передача в доверительное управление;

– запуск в экономический оборот как ресурса.

2. Финансовый блок. Финансовый дом. Функции, которые он выполняет:

– секьюритизация, капитализация активов региональных ипотечных залоговых фондов развития;

– внедрение и реализация безинфляционного финансового механизма;

– реализация механизмов демпфирования (поглощения) финансовых рисков;

– управление рисками ликвидности системы;

– реализация механизмов финансирования текущей деятельности Резервной системы.

3. Проектный блок. Институт проектного управления. Функции, которые он выполняет:

– экспертиза;

– оценка;

– подготовка;

– реализация и обеспечение эффективного функционирования региональных и международных проектов и программ.

4. Кадровый блок. Группа кадровой поддержки. Ее основные функции:

– проектная подготовка высококвалифицированных специалистов и управленцев;

– проектная переподготовка специалистов и управленцев, призванных обеспечить устойчивое функционирование РЗС.

Вторая компонента механизмов финансирования развития водной отрасли России – государственная тарифная политика. Отдельное место среди источников финансирования занимает сам по себе тариф на воду, величина которого оказывает существенное влияние на финансовое состояние предприятий отрасли. При существующих на сегодняшний день тарифах, а в регионах они существенно разнятся, большинству предприятий водно­коммунального хозяйства лишь удается выходить в «ноль». Тех, кто умудряется работать с прибылью, которая не превышает 5%, буквально единицы. Эксперты настаивают, что при адекватной тарифной политике (а сегодня, например, в некоторых регионах все еще не удается уйти от перекрестного субсидирования) доходность таких предприятий может достигать 30%. Какой же должна быть эта тарифная политика?

Во­первых, тарифная политика должна перестать быть политизированной. Формирование тарифа сегодня абсолютно непрозрачно, нет возможности рассчитать полную себестоимость оказываемых услуг, выделить размер инвестиционной надбавки и т.д. Поэтому и возникают разнообразные способы необоснованного повышения тарифа. Предприятия ВКХ в разной степени пользуются бесконтрольностью процесса установления начальных расценок и формирования себестоимости услуг. Начало каждого календарного года характеризуется повышением тарифов на услуги ЖКХ (в том числе и на услуги водоснабжения и водоотведения), что в итоге и приводит к раскручиванию инфляционных процессов. Ускоренный рост тарифов, особенно для промышленных потребителей, угнетающе действует на экономику. Власти порой забывают, что тарифы на услуги естественных монополий всегда «сидят» в стоимости каждого товара, поэтому от величины тарифов будет зависеть в конечном итоге, насколько в целом вырастут цены на потребительские товары и услуги для населения, инвестиционные товары и услуги, влияющие на стоимость недвижимости, в том числе жилой.

Необходимо отметить, что рост тарифов не решает существующие проблемы финансирования отрасли. Тариф должен быть экономически обоснованным. Необходимо в целом менять систему и подходы к управлению финансами организации ВКХ. Целесообразно обеспечить регулирование и контроль затрат предприятия. Одним из методов контроля затрат является организация системы бюджетирования.

Во­вторых, важной чертой тарифной политики должна стать долгосрочность. Мы полагаем, что без долгосрочных тарифов вывести отрасль ВКХ из кризиса не представляется возможным. Привлечь достаточный объем финансовых ресурсов в водную отрасль возможно только при условии прогнозирования денежных потоков и, соответственно, сроков окупаемости инвестиционных проектов.

В­третьих, тарифная политика должна сопровождаться жестким государственным контролем с тем, чтобы полностью исключить коррупционное воздействие на ценообразование в этой отрасли (коррупционная рента). В связи с этим заметим, что, по оценке Transparency International, в водном секторе в мире коррупция приводит в среднем к 30% удорожанию капитальных затрат. Коррупционные «скандалы», связанные с городскими водоканалами Твери, Нижнего Новгорода и Москвы, обнажили всю глубину и «запущенность» этой проблемы. К сожалению, контроль за тарифами сегодня практически отсутствует. По словам В.В. Путина, после того, как на уровень субъектов РФ было передано право устанавливать верхний предел тарифа, в 1146 муниципалитетах рост тарифов превысил 25%, причем в части этих муниципалитетов тарифы оказались даже выше, чем позволили региональные власти. Только после «ручного управления» Председателя Правительства Российской Федерации муниципальные власти пересмотрели свои необоснованные решения.

Авторы полагают, что высказанные принципы формирования и реализации государственной финансово­тарифной политики, предложенные финансовые механизмы развития водной отрасли России значительно снизят глобальные ресурсные риски и обеспечат нормальное функционирование водной отрасли.



1Достаточно привести самый последний и весьма показательный пример безответственного отношения региональной власти к решению острой проблемы обеспечения устойчивого водоснабжения в областном центре Воронежской области – г. Воронеже. Воронеж весьма ограничен в водных ресурсах, и длительное время испытывает острый водный дефицит. Забор воды для нужд города производится в основном через скважины из водных пластов глубокого залегания. С трибуны Московского экономического форума (МГУ им. М.В. Ломоносова, март 2013) было заявлено: «Уральская горнодобывающая компания по разрешению местных властей начинает разрабатывать шахтным путем добычу никеля в Воронежской области, что, по мнению экспертов, экологов и ученых, приведет к уничтожению всех шести водоносных пластов области. Местные и федеральные чиновники на жалобы и митинги населения не обращают внимания! И это происходит в стране, в которой нет проблемы нехватки никеля и иностранной валюты, за которую этот никель можно продать!».

2Федерация (лат. foeder?tie) – объединение, союз. Форма государственного устройства, при которой части федеративного государства являются государственными образованиями, обладающими юридически определенной политической самостоятельностью. В федеративном государстве, в отличие от унитарного, имеются две системы высших органов власти (федеральные и субъектов федерации). Субъекты федерации могут иметь различные наименования, которые, как правило, определяются историческими или правовыми факторами. В Российской Федерации, к примеру, это автономные округа, области, края, республики.

3Понятие «Евразийский» отражает континентально географический принцип формирования российской национальной «Резервной залоговой системы», с другой стороны вводится нами с учетом возможной и необходимой интеграции и формирования общего рынка стран, входящих в ЕврАзЭС.


Литература

1. Карпунин В.И., Новашина Т.С. Евразийская резервная система: предпосылки создания и развития // Современная конкуренция. 2009. № 1(13). С. 11–21; № 4(16). С. 11–21.

2. Новашина Т.С. Залоговая система – институциональная основа финансовых механизмов устойчивого развития регионов РФ // Вестник Саратовского ГСЭУ. 2010. № 5 (34) С. 53–57.

3. Новашина Т.С. Национальное богатство: новая концепция управления // Вестник РЭА. 2010. № 1. С. 21–28.

4. Новашина Т.С., Карпунин В.И., Сироткин А.С. Формирование финансовых механизмов развития водной отрасли России как фактор минимизации глобальных ресурсных рисков // Материалы II Международного научного конгресса «Глобалистика – 2011: пути к стратегической стабильности и проблема глобального управления». Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова, 19–21 мая 2011 г. / под общ.ред. И.И. Абылгазиева, И.В. Ильина. В 2­х т. Т. 1. М.: МАКС Пресс, 2011. С. 223–226.

Свежий номер



Наши партнеры



Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации



Институт международного права и экономики имени А.С. Грибоедова