ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ УПРАВЛЕНИЯ


УДК 334


Ю. В. Рагулина,
доктор экономических наук,
профессор, проректор, Московская
академия предпринимательства при
Правительстве Москвы, Россия;
e-mail: ragulina@mosap.ru
Р. Н. Федосова,
доктор экономических наук, профессор,
кафедра «Экономика организаций»,
Финансовый университет при
Правительстве Российской Федерации,
Москва, Россия;
e-mail: epip@vzfei.ru
Особенности соотношения
государственного,
негосударственного
и частного секторов в рамках
корпоративной социальной
ответственности

Аннотация

Цель работы. Исследование проблем и перспектив развития корпоративной социальной ответственно- сти в мировой практике.

Материалы и методы. Рассмотрена роль приоритетных национальных проектов в стратегическом раз- витии корпоративной социальной ответственности, развитие производственной и социальной сфер в феде- ральных округах, механизм функционирования социально-стратегического альянса и базовая схема его реа- лизации, а также инструменты управления формированием социальных стратегических альянсов.

Результат. Дана авторская кластеризация регионов в зависимости от уровня социально-экономического развития в результате реализации национальных проектов. Представлен самый прогрессивный инструмент реализации взаимодействия государства, общества и бизнеса на основе партнерских отношений – социаль- ный стратегический альянс и доказана его применимость в российской практике.

Заключение. Результаты исследования могут быть использованы в развитии корпоративного контроля гибких форм согласования интересов и координации действий между представителями государственных структур, бизнес-элитой и активистами общественных организаций.

Ключевые слова: корпоративная социальная ответственность, социальная сфера, социальное инвести- рование, национальный проект, социальный стратегический альянс.


Успешное функционирование и развитие страны зависит от взаимодействия государства, бизнеса и общества в интересах человека. Если интересы одного из них доминируют над интересами других, то возникает неэффективный тип общественного развития.

Современная концепция корпоративной социальной ответственности (КСО) явно и латентно соответствует теории социального государства и способствует развитию гражданского общества в России. Она заключается, прежде всего, в соответствии социальным целям общества, способствует достижению социального мира, безопасности и благополучия граждан, сохранению окружающей среды, соблюдению прав человека.

В современной России лидирующее место в решении масштабных проблем, таких как бедность, повышение качества жизни и др., занимает бизнес, владеющий преобладающей частью ресурсов и, следовательно, получаемыми доходами. Но бизнес не может подменять собой государство и гражданское общество.


Роль и место национальных проектов в стратегическом развитии КСО1

Необходимость стратегического развития КСО объясняется тем, что почти во всех регионах уже многие десятилетия развитие производственного сектора во много раз превышает развитие социального (табл. 1).

Критическая ситуация сложилась в Северо­Кавказском и Южном федеральных округах (соотношение составляет соответственно 8 и 6). В качестве главных инструментов устранения обозначенных диспропорций выступают государственные инструменты стратегического планирования социального развития.


Таблица 1


Развитие производственной и социальной сфер в федеральных округах за 2000–2010 гг.2



В России наибольшее распространение получили приоритетные национальные проекты (ПНП), федеральные целевые программы (ФЦП) и государственные программы (ГП). Для отечественного опыта характерна определенная бессистемность в выборе необходимых стратегических инструментов в области регионального развития социальной сферы, среди которых национальные проекты получили повсеместное распространение с заявленной целью закрепления конституционного положения о социальной ориентированности развития Российского государства. В связи с этим они реализуются на всей территории России без учета специфики социальных проблем и уровня социального развития конкретного региона. Ключевая характеристика приоритетных национальных проектов – обязательная социальная направленность государственной политики.

Характеристика реализации приоритетных национальных проектов представлена в табл. 2.


Таблица 2


Реализация приоритетных национальных проектов за 2005–2011 гг.3



Данные таблицы свидетельствуют о том, что приоритетные национальные проекты «Образование» и «Здоровье» сохранили свой статус и по настоящее время. В отношении национальных проектов «Доступное и комфортное жилье» и «Развитие агропромышленного комплекса» произошли изменения.

Обоснование выбора необходимого стратегического инструмента в зависимости от реальной ситуации в регионе и характера проблемы потребовали разработки дифференцированного подхода с целью повышения эффективности расходования средств из государственного бюджета.

Для классификации регионов России по типам социального развития, которая учитывала бы различия в индексе социального развития, темпах его изменения, а также в величине коэффициента сбалансированности и выделяла бы группы «родственных» регионов, нуждающихся в одинаковых программах социального развития, были использованы результаты кластерного анализа4.

Кластер № 1 включает регионы с высоким коэффициентом сбалансированности социального развития. Регионы, входящие в данную группу (Республика Татарстан, Липецкая обл.), нуждаются в незначительной корректировке мер, направленных на социальное развитие. Поэтому использование такого инструмента стратегического планирования, как национальный проект, не является обязательным.

Кластер № 2 включает регионы со средним коэффициентом сбалансированности социального развития. Регионы данной группы должны скорректировать свои социальные программы, сосредоточив внимание на вопросах здравоохранения и образования. К данному кластеру относятся: Краснодарский край, Московская, Ленинградская, Тюменская, Свердловская области. Необходимость реализации национальных проектов в регионах, входящих в данную группу, чрезвычайно велика.

Кластер № 3 представляет наиболее распространенную в России группу регионов с невысокой сбалансированностью социального развития. Регионы данного кластера нуждаются в стабилизации экономики и в значительном усилении внимания к вопросам здоровья населения. К данному кластеру относится большинство областей Центрального федерального округа (Калужская, Костромская, Орловская, Рязанская, Тверская, Тульская области), Сибири и Дальнего Востока. Наряду с национальным проектом «Здоровье» в регионах данной группы оправдано применение широкого спектра государственных инструментов стратегического развития.

Кластер № 4 включает регионы с низкой сбалансированностью социального развития. Регионы, входящие в данную группу, нуждаются в стабилизации экономики (за счет более эффективного использования имеющегося образовательного потенциала) и усилении внимания к вопросам здоровья. В данный кластер включены: Приморский, Хабаровский края, Ивановская, Калининградская, Псковская, Пензенская области и т.д. Основная задача регионов кластера № 5 – увеличение темпов экономического роста.

Кластер № 6 включает наиболее отсталые в социальном и экономическом развитии регионы России. К данной группе относится большинство республик Северо­Кавказского федерального округа. В данном случае приоритеты государственной поддержки устанавливаются в области экономического развития. Необходима срочная разработка особых программ социально­экономического развития для каждого региона. Реализация национальных проектов в принятом формате является преждевременной, так как не учитывает территориальные, экономические и иные особенности различных регионов.

Полученные результаты группировки регионов в зависимости от социально­экономической ситуации позволят целенаправленно и эффективно осуществлять выбор стратегических инструментов улучшения социальной ситуации в стране и определять стратегические направления взаимодействия государства, общества и бизнеса.


Социальные стратегические альянсы

Инициатива формирования социальных стратегических альянсов в российской практике, с одной стороны, принадлежит крупному бизнесу, который, стремясь продемонстрировать свою ответственность перед обществом, использует различные инструменты интеграции, позволяющие аккумулировать социальный капитал. Интерес к общественно значимым проектам вызван заинтересованностью и в поддержке со стороны гражданского общества. С другой стороны, государственные и общественные структуры заинтересованы в финансовой подпитке. Налицо конвергенция (сближение) интересов различных секторов, проявляющаяся в совместных проектах в форме социального альянса.

Основой для осуществления социально значимых проектов выступает стратегический альянс – сетевая форма кооперации, объединяющая независимые организации и управляемая комитетом координаций, места в котором распределяются между членами по принципу обеспечения равного представительства всех сторон, заинтересованных в конструктивном развитии партнерских отношений. Прилагательное «стратегический» указывает на долговременность и значимость проекта, реализуемого в рамках социального альянса.

Механизм функционирования социального стратегического альянса представлен на рис. 1.



Рис. 1. Механизм функционирования социального стратегического альянса


Он последовательно реализует стадии социально значимых проектов, каждая из которых длится до момента завершения (сворачивания) всего проекта. Это означает, что процессы, запущенные в период формирования альянса, не прекращаются на всех стадиях его функционирования, а получают новый импульс.

Каждой стадии жизненного цикла социального стратегического альянса (создание, рост, стабилизация, зрелость, завершение) соответствует процесс, являющийся в данный период времени доминирующим5.

Базовая схема реализации социального стратегического альянса представлена на рис. 2.



Рис. 2. Схема реализации социального стратегического альянса


I стадия (создание). Учреждение и оптимизация работы Комитета координации – руководящего органа, являющегося центром принятия управленческих решений.

II стадия (рост). Аккумуляция социального капитала.

III стадия (стабилизация). Определение ожидаемого социального эффекта от реализации проекта.

IV стадия (зрелость). Подведение итогов сотрудничества между общественной организацией и бизнес­структурой в форме отчетов перед общественностью: проведение PR­акций, рекламных кампаний, организация пресс­релизов и др.

V стадия (завершение). Участие в нормотворческой деятельности.

Ярким примером социального стратегического альянса в области решения социальных проблем является альянс, заключенный между Фондом поддержки молодых австралийцев (Fondationfor Young Australians) и компанией Bodyshop. Компания вложила около 1 млрд австралийских долларов в программу по созданию обособленного текстильного производства, где молодые люди могли проходить практику и при желании работать на постоянной основе. Вступив в социальный альянс, Bodyshop подтвердила свое реноме социально ответственной компании6.

Еще в начале 1990­х годов социальные стратегические альянсы в области экологии были редкостью. Один из самых известных – альянс между компанией McDonald’s и Фондом защиты природы (Environmental Defense Fund). Адекватно реагируя на критику со стороны экологов, компания заменила в своих ресторанах канцерогенный материал, используемый для упаковки, на бумажный. В ответ Фонд предпринял ряд дружественных шагов (официальные заявления в СМИ, на телевидении), в которых одобрил действия компании, что повысило ее репутацию в глазах потребителей и общественности.

Примером социального стратегического альянса в области образования является альянс двух всемирно известных центров образования – Кембриджа и Массачусетского технологического института (Cambridge – MIT Institute – CMI). Миссия альянса, поддержанная правительством Великобритании и другими корпоративными партнерами, заключается в том, чтобы повысить конкурентоспособность промышленных предприятий и их инновационный потенциал в Объединенном Королевстве за счет эффективного взаимодействия научных кругов и корпоративного сектора. CMI7 финансирует стажировки американских и английских студентов8.

Факторами успешности социального стратегического альянса являются: доверие между партнерами, эффективная система обмена знаниями между партнерами и государственная поддержка.

От степени доверия зависит главное – интенсивность обмена знаниями, которые подразделяются на «открытые», «явные» и скрытые «неявные»9. «Открытые» знания могут быть переданы без труда. Это: расчеты, схемы, чертежи и др. «Скрытые» знания не могут быть выражены с помощью формул, символов, знаков. Они передаются лишь через личные контакты.

Организация социального стратегического партнерства – трудоемкое и рискованное предприятие, поэтому всегда актуальна задача предварительной оценки перспектив взаимодействия. По данным исследования Ассоциации, объединяющей профессионалов в области стратегических альянсов, успешные альянсы составляют в среднем 52%10. Преобладающая часть из них – зарубежные. Наиболее распространенными причинами их провала являются: несовместимость стратегий партнеров, высокие трансакционные издержки, несовместимость корпоративных культур, отсутствие доверия.

Наиболее востребованные инструменты управления в области формирования социальных стратегических альянсов представлены в табл. 3.


Таблица 3


Инструменты управления в области формирования социальных стратегических альянсов11



Обобщая зарубежный опыт создания и реализации социальных стратегических альянсов, следует отметить, что, прежде чем внедрять зарубежные наработки в отечественную практику, нужно учитывать российскую специфику. Полезными могут оказаться такие мероприятия, как:

– развитие корпоративного контроля гибких форм согласования интересов и координации действий между представителями государственных структур, бизнес­элитой и активистами общественных организаций;

– введение в штатное расписание крупных компаний должности корпоративного секретаря, который мог бы выполнять функции администратора или куратора Комитета координации деятельности альянса.

Несмотря на объективные трудности, в России уже существуют позитивные тенденции в данной области. В меморандуме Российской ассоциации менеджеров зафиксированы ключевые принципы взаимодействия. К приоритетным отнесены мероприятия, призванные:

– смягчать различного рода вредные воздействия на окружающую среду (экологический аспект);

– поддерживать местные гражданские инициативные группы и объединения (социальный аспект);

– способствовать интенсификации волонтерской деятельности (благотворительный аспект)12.



1Использованы материалы НИР «Национальные проекты в России» (руководитель – проф. Федосова Р.Н.), 2012 г.

2Использованы материалы НИР «Национальные проекты в России» (руководитель – проф. Федосова Р.Н.), 2012 г.

3Использованы материалы НИР «Национальные проекты в России» (руководитель – проф. Федосова Р.Н.), 2012 г.

4Подробнее см. в монографии Ерхов М.В. Национальные проекты в России. М.: Экономика – Инновационный социальный центр, 2012. URL: www.economizdat.ru (дата обращения: 08.03.2013).

5Корпоративная социальная ответственность: управленческий аспект: монография / под общ. ред. д.э.н., проф. Ю.И. Беляевой, д.э.н., проф. М.А. Эскиндарова. М.: КНОРУС, 2008. С.249–250.

6Корпоративная социальная ответственность: управленческий аспект: монография / под общ. ред. д.э.н., проф. Ю.И. Беляевой, д.э.н., проф. М.А. Эскиндарова. М.: КНОРУС, 2008. С. 251.

7Компания с ответственностью, ограниченной гарантиями ее участников, которые сверх первоначальных паев отвечают еще определенными дополнительными взносами в случае завершения или ликвидации альянса (прим. автора).

8Официальный сайт CMI: www.cambridgemit.org/ (дата обращения: 08.03.2013).

9Корпоративная социальная ответственность: управленческий аспект. С. 262.

10TheStateofAllianceMenedgement/ 2006, www.strategic-alliances.org (сайт Ассоциации, объединяющей профессионалов в области стратегических альянсов).

11The Stateof Alliance Menedgement / 2006. URL: www.strategic-alliances.org (сайт Ассоциации, объединяющей профессионалов в области стратегических альянсов).

12Memorandum on principles of Corporate Social Responsibility // Russian Managers Association.M., 2006.


Литература

1. Ерхов М.В. Национальные проекты в России. М.: Экономика – Инновационный социальный центр, 2012.

2. Корпоративная социальная ответственность: управленческий аспект: монография / под общ. ред. д.э.н., проф. Ю.И. Беляевой, д.э.н., проф. М.А. Эскиндарова. М.: КНОРУС, 2008.

3. Лукманов Ю. Региональный менеджмент инвестиций. СПб.: Наука, 2003.

4. Путин В.В. Выступление на встрече с членами Правительства, Федерального Собрания и членами президиума Государственного совета. Москва. Кремль. 5 сентября 2011 г. [Электронный ресурс]. URL: www.gov.ru (дата обращения 08.03.2013).

5. Федосова Р.Н. Материалы НИР «Исследование взаимодействия государства, общества и бизнеса в рамках КСО. М.: Инновационный социальный центр, 2013.

6. Федосова Р. Н. НИР «Национальные проекты в России». М.: Инновационный социальный центр, 2012.

7. Федосова Р., Хокшанова Е, Пименов С. Инвестиционная стратегия развития регионов на основе социальных приоритетов. Владимир: Собор, 2008.

8. URL: www.strategic­alliances.org.

9. URL: www.cambridgemit.org.

Свежий номер



Наши партнеры



Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации



Институт международного права и экономики имени А.С. Грибоедова